Андрей Захватов США пытаются отчуждать народы Центральной Азии, препятствуя интеграционным процессам с их традиционными партнерами / ШОС - Шанхайская организация сотрудничества - ИнфоШОС - снг, атр, содружество независимых государств, азиатско-тихоокеанский регион

Портал создан при финансовой поддержке

Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Российской Федерации

Сделать стартовойНаписать письмоДобавить в закладкиГлавная
 
Поэт в Китае - вовсе не поэт
Участники:
21:23Астана
21:23Бишкек
20:53Дели
23:23Пекин
19:23Москва
20:23Исламабад
20:23Душанбе
20:23Ташкент
Наблюдатели:
19:53Тегеран
18:23Минск
23:23Улан-Батор
19:53Кабул
Партнеры по диалогу::
19:53Ереван
20:53Катманду
20:23Баку
18:23Анкара
22:23Пномпень
20:53Шри-Джаяварденепура-Котте

Рубль/Валюты ШОС

 
 
Страна Код Валюта Ном. Курс
 
 

Официальный курс ЦБ России

Новости

19.07.2019 17:11
Российские синхронистки взяли золото в произвольной программе в группах
19.07.2019 16:09
Безвредные и суперпрочные: Белоруссия производит кукурузные экопакеты
19.07.2019 15:29
В Алма-Аты почтили память погибшего фигуриста Дениса Тена
19.07.2019 14:44
Узбекистан закупит 24 новых электровозов в Китае
19.07.2019 14:04
Казахстан направит наблюдателей на выборы в Раду
19.07.2019 13:49
В ожидании бури: в Китае готовятся к удару тайфуна "Данас"
19.07.2019 13:09
В Узбекистане принят первый закон о туризме
19.07.2019 12:38
Казахстан вошел в десятку стран по развитию электронного правительства
19.07.2019 12:18
До 2022 года Казахстан планирует увеличить товарооборот с Таджикистаном до $2 млрд
19.07.2019 11:47
ОДКБ и ОБСЕ обсудили сотрудничество в Центральной Азии
 
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
             
Председательство Киргизии в ШОС Секретариат ШОС Деловой совет ШОС Региональная Антитеррористическая Структура ШОС (РАТС ШОС) Межбанковское объединение ШОС
США пытаются отчуждать народы Центральной Азии, препятствуя интеграционным процессам с их традиционными партнерами
08.05.2019 11:39 Андрей Захватов

США предпринимают отчаянные попытки внести раскол в сообщества, связывающие народы постсоветского пространства, используя все имеющиеся у них рычаги – политические, экономические, военные. Главная цель – добиться превосходства в геополитической борьбе над Россией и ее ближайшим союзником КНР.

Развалить былую дружбу и традиционные связи

Одним из регионов, где США пытаются изменить геополитическую расстановку, является Центральная Азия. Вслед за оккупацией Афганистана под предлогом борьбы с терроризмом, Вашингтон пытается перетянуть на свою сторону бывшие республики Советского Союза – Казахстан, Узбекистан, Киргизию, Таджикистан и Туркменистан. Зная прочные исторические связи и степень экономической интеграции, больше используется язык дипломатии. Однако при возможности американцы не гнушаются и другими рычагами. Один из популярных методов - русофобия. Внушая страх народам Центральной Азии российской угрозой, подрывая авторитет России и Китая через СМИ, американцы на самом деле преследуют политические цели – занять их место и в будущем иметь доступ к практически неиспользованным природным ресурсам региона. Поэтому ни один из «больших игроков» им не нравится. Они враждебно воспринимают любые инициативы России, КНР и Ирана по расширению сотрудничества со странами региона.

Бывшие среднеазиатские республики, вставшие на путь независимости и испытывающие большие трудности в экономике, и остро нуждающиеся в инвестициях, вынуждены принимать предложения США, чтобы не оказаться в числе так называемых стран изгоев. Одной из эффективных форм снижения влияния России, имеющего исторический характер и обусловленного традиционными экономическими связями, по замыслам Вашингтона, должно стать образованное под эгидой США экономическое сообщество в виде формата С5+1.

Историческая справка

1 ноября 2015 года по инициативе США в комплексе «Форумлар мажмуаси» в Самарканде состоялась первая встреча министров иностранных дел Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана.  Соединенные Штаты на встрече, получившей название формат «С5+1», представлял государственный секретарь США Джон Керри. По итогам встречи ее участниками была принята Совместная декларация партнерства, и сотрудничества, в которой по предложению американской стороны были продекларированы безопасность стран участниц, суверенитет, стабильность и экономическое развитие в рамках инициативы Нового Шелкового пути. Кажется, ничего плохого нет в том, что практически назывались те же задачи и цели, что ставили перед собой страны-члены ШОС, реанимируя древние торговые пути. Но только все это должно быть без КНР и России.

Формат один, цели разные

Несмотря на провозглашенные общие цели и задачи, эксперты подчеркивают, что интересы у сторон разные и зачастую диаметрально противоположные. Входящие в состав ОДКБ Казахстан, Киргизия и Таджикистан надежно защищены коллективными вооруженными силами. Узбекистан и Туркменистан воздерживаются от вступления в какие бы то не было военно-политические союзы и придерживаются своей оборонной доктрины. Они вместе с тем являются сторонниками развития отношений на двусторонней основе.

Современная экономика стран Центральной Азии большей частью интегрирована с экономикой России. Главный вектор потока избыточных трудовых ресурсов стран «пятерки» направлен на Россию. Туда же экспортируется основной объем произведенной промышленной и сельскохозяйственной продукции. Страны Центральной Азии получают из России жизненно необходимые товары - нефтепродукты, оборудование, лес, металл, стройматериалы, зерно. Россию и постсоветские страны СНГ объединяют давние историко-культурные связи и средство международного общения – русский язык, на котором в Центральной Азии говорить не разучились.

По мнению экспертов, для центрально-азиатских стран в формате «С5+1» наибольший интерес представляют конкретные экономические проекты, которыми США пытаются их заинтересовать.

США пытаются сохранить и развить достигнутый уровень влияния в регионе. Используя разные политические и экономические инструменты созданного ими формата сотрудничества, Вашингтон решают главную задачу - ослабить военно-политическое и экономическое влияние России и Китая в регионе.

В числе важнейших задач США - не допустить расширения военного блока ОДКБ, сдержать темпы развития Евразийского Экономического Союза и Шанхайской организации сотрудничества, а также попытаться установить контроль над природными и гидроэнергетическими ресурсами Центральной Азии. По сути, с момента создания формата «С5+1» можно уверенно констатировать, что Центральная Азия, этот обширный регион бывших союзных республик СССР можно рассматривать, как зону политического и экономического соперничества России, Китая, Ирана и США.

Инструменты Госдепа – деньги, дипломатия, давление

Расчет американцев прост – как только страны Центральной Азии начнут выпадать из сферы влияния России и Китая, образовавшийся вакуум сразу же будет заполняться американским присутствием – экономическим и военным. И в отношении стран-участниц формата «С5+1», исходя из их уровня экономического развития, Соединенные Штаты придерживаются разного подхода.

Ближайший центрально-азиатский союзник России Казахстан интересует США, как неформальный лидер региона. Туркменистан представляет интерес, как крупнейший в зоне Прикаспия поставщик углеводородов в Китай и Южную Азию. Узбекистан интересует США, как возможный перспективный партнер и союзник в противостоянии главным политическим игрокам региона – России и Китаю.  Особый интерес для США представляют активные члены ОДКБ и ШОС Киргизия и Таджикистан, как имеющие на своей территории крупные российские военные базы и на значительном протяжении граничащие с Китаем.

Особо стоит вопрос привлечения стран региона к афганскому урегулированию. Афганистан не только для сопредельных стран – Таджикистана, Узбекистана и Туркмении, но и Казахстана и Киргизии называется главным рынком сбыта. А средства США для создания экономики и социальной инфраструктуры этой страны обещают немалые. Главное, Вашингтон, сознавая свое бессилие в вопросах урегулирования афганской проблемы, пытается вовлечь в этот процесс страны ЦА, игнорируя участие главных игроков – Ирана, Индии, Пакистана, России и КНР.

Зная приверженность стран Центральной Азии многовекторной политике в ШОС и в других межгосударственных объединениях, а также острую потребность центрально-азиатских партнеров во внешних инвестициях, на первой же встрече «С5+1» Государственный департамент США объявил о целом ряде программ экономического характера.

В состав многолетних программ Госдеп включил проекты повышения уровня занятости молодежи, проведение ежегодных центрально-азиатских торговых форумов, проекты смягчения последствий высыхания Аральского моря и подготовки специалистов в сфере водопользования общими водными ресурсами.

Все же США главное внимание уделяют образовательным программам, которые не только пропагандируют американские ценности, но и направлены на развитие лидерских навыков у молодежи, которые в нужный момент могут быть использованы и в политических целях. Проекты по обмену среди учащихся, студентов, молодых ученых, изучение английского языка, стажировка журналистов в США, наличие разнообразных грантовых программ по поддержке неправительственных организаций хоть и декларируются как мероприятия, направленные на создание условий для реализации потенциала молодежи, но они преследуют и политические цели. Именно эта часть общества в большинстве стран, где совершались «цветные революции», выступала как наиболее активная часть общества во время митингов, демонстраций, пикетов.

Ежегодные объемы финансовых ресурсов, выделяемых США в виде грантов на поддержку НПО, сопоставимы с финансированием крупных экономических проектов, поддерживаемых в Центральной Азии таким крупным финансовым институтом, каким является Азиатский Банк Развития.  К примеру, по информации Министерства юстиции Таджикистана, ведущего регистрацию иностранных грантов, таджикские НПО только в 2018 году получили гранты (в основном, американские) на сумму $58 млн. Десятки миллионов долларов вложены на поддержание устойчивости Американского университета Центральной Азии, созданного в Бишкеке.

Соединенные Штаты имеют намерение расширить количество стажеров по «Программе Фулбрайта» для молодых журналистов и специалистов массовых коммуникаций стран Центральной Азии в сфере государственного управления, экономики и международных отношений. Важнейшее внимание американцы уделяют изучению английского языка. Программы в этой области предусматривают внедрении новых технологий, подготовку преподавателей из числа носителей языка и также проведение сети семинаров и тренингов. Объем американского влияния в гуманитарной сфере настолько велик, что ряд экспертов открыто говорят о скрытой работе США с национальными элитами и о возможном намерении использовать формат «С5+1» для осуществления «цветных революций» в странах Центральной Азии с авторитарной системой управления.

Зная потребность стран «С5+1» в сохранении культурного наследия, США предлагают также консультативную и финансовую помощь в ряде проектов по сохранению объектов культуры.

Риски и выгода в одном флаконе

Спустя два года со дня создания формата «С5+1» в отношениях США с их крупнейшим партнером в Центральной Азии Казахстаном произошел весьма показательный случай. Осенью 2017 года в США по иску молдавских олигархов, обвинивших Казахстан в рейдерской попытке, были заморожены финансовые ресурсы национального суверенного фонда Казахстана в объеме $22 млрд. Казахстан в одночасье лишился примерно 40% Фонда будущих поколений, который страна использовала как средство развития экономики и поддержки национальной валюты - тенге.

Мировые средства массовой информации расценили этот шаг, как предупреждение, адресованное России и ее союзникам, демонстрацию санкционных возможностей США в отношении денег, вложенных в американские ценные бумаги. В ходе судебных разбирательств в судах Бельгии и Нидерландов Казахстану удалось отстоять свои деньги, однако внимательные политические наблюдатели отметили, что снятие ареста с казахстанских активов в американском Bank of New York Mellon произошло 23 января 2018 года - менее чем через неделю после январского визита Нурсултана Назарбаева в США.

До этого случая считалось, что иностранные денежные средства, размещенные в американских банках, надежно защищены, и детальных комментариев по этому поводу казахстанский Минфин не давал. Однако эта история позволила центробанкам всех стран мира уяснить, что хранение своих денег в американском «кошельке» - занятие ненадежное, поскольку национальные финансовые ресурсы могут быть заморожены, причем в объеме, который могут быть произвольно назначены США.

Существует риск реальных потерь центрально-азиатских стран в их играх «на деньги» по проектам и сценариям, предложенным американской администрацией. Известно, что не кто иной, как США в буквальном смысле склонили Пакистан к участию в проекте поставок туркменского газа в рамках международного проекта   ТАПИ. Туркмения, потратив миллиарды долларов, теперь не знает, когда этот проект завершится. Тем временем экономика страны испытывает большие проблемы из-за нехватки финансовых ресурсов.

Второй крупный международный проект CASA-1000 по экспорту электроэнергии с гидроэлектростанций Таджикистана и Киргизии в Афганистан и Пакистан CASA-1000, частично финансируемый Всемирным Банком, также может нести в себе скрытые риски. Трасса линий электропередач проходит через неспокойные районы Афганистана, и, ссылаясь на необходимость защиты ЛЭП в создаваемой энергосистеме, Соединенные Штаты теоретически могут оставаться в Афганистане на неопределенно долгий срок.   

Хорошо разбирающиеся в сложных технических тонкостях эксперты и финансисты полагают, что оба энергетических проекта по своей сути является частью долгосрочных планов США по реализации идеи создания единой центрально-азиатской энергосистемы, контроль над которой может принести американцам куда большие выгоды, чем участникам проекта, поскольку каждый из этих проектов фактически выводит центрально-азиатские страны из-под влияния России и разворачивает их на Юг.   

Сегодняшний и завтрашний день «С5+1»

С конца 90-х годов минувшего века регион Центральной Азии превратился в зону геополитических интересов России, США и Китая. Любая попытка одной из этих держав усилить свое влияние в регионе тут же вызывает пересмотр тактики и противодействие у других стран. 

Созданная американцами площадка «С5+1» является своего рода ответом США на создание Евразийского Экономического Союза и на китайскую идею «Один пояс – один путь». И никто не знает, насколько эффективным окажется проект в реальности. Сегодня «пятерку» манит возможность налаживания прямых контактов с крупнейшей мировой экономикой и возрастающая их значимость в глазах «законодателя мод» в мире, как себя считают США. Некоторые наивно могут думать о том, что быть другом и партнером США, это гарантия безопасности. Хотя справедливости ради нужно отметить, что больше всего центрально-азиатские страны заинтересованы в реализации таких крупных экономических проектов, как газовый проект ТАПИ, энергетический проект CASA-1000, TUTAP.

Страны формата «С5+1» заинтересованы в получении доступа к кредитным ресурсам США и Всемирного Банка. В ходе майского визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в США в 2018 году в рамках сотрудничества в формате «С5+1» узбекские компании подписали более 20 контрактов на сумму свыше 4,8 миллиарда долларов. Январский визит 2018 года президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в США позволил заключить взаимовыгодные соглашения в инвестиционном и торгово-экономическом сотрудничестве на сумму порядка 7 миллиардов долларов.

Политические наблюдатели констатируют, что взаимодействие стран Центральной Азии с США в формате «С5+1» по состоянию на начало 2019 года не противоречит целям и задачам международных организаций, в частности ШОС, и отвечает интересам стран региона. Однако недвусмысленные намеки на счет невозможности участия России и КНР в этих проектах свидетельствуют о том, что «С5+1» все же больше политический проект, нежели экономический.

Каждая страна Центральной Азии проводит свою внешнюю и внутреннюю политику и, если в обозримой перспективе диалог на уровне министров иностранных дел будет превращаться со стороны США в инструмент злоупотреблений, нажима, давления и навязывания чуждой интересам стран Центральной Азии повестки, формат «С5+1» окажется бесперспективным.

 США предпринимают отчаянные попытки внести раскол в сообщества, связывающие народы постсоветского пространства, используя все имеющиеся у них рычаги – политические, экономические, военные. Главная цель – добиться превосходства в геополитической борьбе над Россией и ее ближайшим союзником КНР.

Развалить былую дружбу и традиционные связи

Одним из регионов, где США пытаются изменить геополитическую расстановку, является Центральная Азия. Вслед за оккупацией Афганистана под предлогом борьбы с терроризмом, Вашингтон пытается перетянуть на свою сторону бывшие республики Советского Союза – Казахстан, Узбекистан, Киргизию, Таджикистан и Туркменистан. Зная прочные исторические связи и степень экономической интеграции, больше используется язык дипломатии. Однако при возможности американцы не гнушаются и другими рычагами. Один из популярных методов - русофобия. Внушая страх народам Центральной Азии российской угрозой, подрывая авторитет России и Китая через СМИ, американцы на самом деле преследуют политические цели – занять их место и в будущем иметь доступ к практически неиспользованным природным ресурсам региона. Поэтому ни один из «больших игроков» им не нравится. Они враждебно воспринимают любые инициативы России, КНР и Ирана по расширению сотрудничества со странами региона.

Бывшие среднеазиатские республики, вставшие на путь независимости и испытывающие большие трудности в экономике, и остро нуждающиеся в инвестициях, вынуждены принимать предложения США, чтобы не оказаться в числе так называемых стран изгоев. Одной из эффективных форм снижения влияния России, имеющего исторический характер и обусловленного традиционными экономическими связями, по замыслам Вашингтона, должно стать образованное под эгидой США экономическое сообщество в виде формата С5+1.

Историческая справка

1 ноября 2015 года по инициативе США в комплексе «Форумлар мажмуаси» в Самарканде состоялась первая встреча министров иностранных дел Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана.  Соединенные Штаты на встрече, получившей название формат «С5+1», представлял государственный секретарь США Джон Керри. По итогам встречи ее участниками была принята Совместная декларация партнерства, и сотрудничества, в которой по предложению американской стороны были продекларированы безопасность стран участниц, суверенитет, стабильность и экономическое развитие в рамках инициативы Нового Шелкового пути. Кажется, ничего плохого нет в том, что практически назывались те же задачи и цели, что ставили перед собой страны-члены ШОС, реанимируя древние торговые пути. Но только все это должно быть без КНР и России.

Формат один, цели разные

Несмотря на провозглашенные общие цели и задачи, эксперты подчеркивают, что интересы у сторон разные и зачастую диаметрально противоположные. Входящие в состав ОДКБ Казахстан, Киргизия и Таджикистан надежно защищены коллективными вооруженными силами. Узбекистан и Туркменистан воздерживаются от вступления в какие бы то не было военно-политические союзы и придерживаются своей оборонной доктрины. Они вместе с тем являются сторонниками развития отношений на двусторонней основе.

Современная экономика стран Центральной Азии большей частью интегрирована с экономикой России. Главный вектор потока избыточных трудовых ресурсов стран «пятерки» направлен на Россию. Туда же экспортируется основной объем произведенной промышленной и сельскохозяйственной продукции. Страны Центральной Азии получают из России жизненно необходимые товары - нефтепродукты, оборудование, лес, металл, стройматериалы, зерно. Россию и постсоветские страны СНГ объединяют давние историко-культурные связи и средство международного общения – русский язык, на котором в Центральной Азии говорить не разучились.

По мнению экспертов, для центрально-азиатских стран в формате «С5+1» наибольший интерес представляют конкретные экономические проекты, которыми США пытаются их заинтересовать.

США пытаются сохранить и развить достигнутый уровень влияния в регионе. Используя разные политические и экономические инструменты созданного ими формата сотрудничества, Вашингтон решают главную задачу - ослабить военно-политическое и экономическое влияние России и Китая в регионе.

В числе важнейших задач США - не допустить расширения военного блока ОДКБ, сдержать темпы развития Евразийского Экономического Союза и Шанхайской организации сотрудничества, а также попытаться установить контроль над природными и гидроэнергетическими ресурсами Центральной Азии. По сути, с момента создания формата «С5+1» можно уверенно констатировать, что Центральная Азия, этот обширный регион бывших союзных республик СССР можно рассматривать, как зону политического и экономического соперничества России, Китая, Ирана и США.

Инструменты Госдепа – деньги, дипломатия, давление

Расчет американцев прост – как только страны Центральной Азии начнут выпадать из сферы влияния России и Китая, образовавшийся вакуум сразу же будет заполняться американским присутствием – экономическим и военным. И в отношении стран-участниц формата «С5+1», исходя из их уровня экономического развития, Соединенные Штаты придерживаются разного подхода.

Ближайший центрально-азиатский союзник России Казахстан интересует США, как неформальный лидер региона. Туркменистан представляет интерес, как крупнейший в зоне Прикаспия поставщик углеводородов в Китай и Южную Азию. Узбекистан интересует США, как возможный перспективный партнер и союзник в противостоянии главным политическим игрокам региона – России и Китаю.  Особый интерес для США представляют активные члены ОДКБ и ШОС Киргизия и Таджикистан, как имеющие на своей территории крупные российские военные базы и на значительном протяжении граничащие с Китаем.

Особо стоит вопрос привлечения стран региона к афганскому урегулированию. Афганистан не только для сопредельных стран – Таджикистана, Узбекистана и Туркмении, но и Казахстана и Киргизии называется главным рынком сбыта. А средства США для создания экономики и социальной инфраструктуры этой страны обещают немалые. Главное, Вашингтон, сознавая свое бессилие в вопросах урегулирования афганской проблемы, пытается вовлечь в этот процесс страны ЦА, игнорируя участие главных игроков – Ирана, Индии, Пакистана, России и КНР.

Зная приверженность стран Центральной Азии многовекторной политике в ШОС и в других межгосударственных объединениях, а также острую потребность центрально-азиатских партнеров во внешних инвестициях, на первой же встрече «С5+1» Государственный департамент США объявил о целом ряде программ экономического характера.

В состав многолетних программ Госдеп включил проекты повышения уровня занятости молодежи, проведение ежегодных центрально-азиатских торговых форумов, проекты смягчения последствий высыхания Аральского моря и подготовки специалистов в сфере водопользования общими водными ресурсами.

Все же США главное внимание уделяют образовательным программам, которые не только пропагандируют американские ценности, но и направлены на развитие лидерских навыков у молодежи, которые в нужный момент могут быть использованы и в политических целях. Проекты по обмену среди учащихся, студентов, молодых ученых, изучение английского языка, стажировка журналистов в США, наличие разнообразных грантовых программ по поддержке неправительственных организаций хоть и декларируются как мероприятия, направленные на создание условий для реализации потенциала молодежи, но они преследуют и политические цели. Именно эта часть общества в большинстве стран, где совершались «цветные революции», выступала как наиболее активная часть общества во время митингов, демонстраций, пикетов.

Ежегодные объемы финансовых ресурсов, выделяемых США в виде грантов на поддержку НПО, сопоставимы с финансированием крупных экономических проектов, поддерживаемых в Центральной Азии таким крупным финансовым институтом, каким является Азиатский Банк Развития.  К примеру, по информации Министерства юстиции Таджикистана, ведущего регистрацию иностранных грантов, таджикские НПО только в 2018 году получили гранты (в основном, американские) на сумму $58 млн. Десятки миллионов долларов вложены на поддержание устойчивости Американского университета Центральной Азии, созданного в Бишкеке.

Соединенные Штаты имеют намерение расширить количество стажеров по «Программе Фулбрайта» для молодых журналистов и специалистов массовых коммуникаций стран Центральной Азии в сфере государственного управления, экономики и международных отношений. Важнейшее внимание американцы уделяют изучению английского языка. Программы в этой области предусматривают внедрении новых технологий, подготовку преподавателей из числа носителей языка и также проведение сети семинаров и тренингов. Объем американского влияния в гуманитарной сфере настолько велик, что ряд экспертов открыто говорят о скрытой работе США с национальными элитами и о возможном намерении использовать формат «С5+1» для осуществления «цветных революций» в странах Центральной Азии с авторитарной системой управления.

Зная потребность стран «С5+1» в сохранении культурного наследия, США предлагают также консультативную и финансовую помощь в ряде проектов по сохранению объектов культуры.

Риски и выгода в одном флаконе

Спустя два года со дня создания формата «С5+1» в отношениях США с их крупнейшим партнером в Центральной Азии Казахстаном произошел весьма показательный случай. Осенью 2017 года в США по иску молдавских олигархов, обвинивших Казахстан в рейдерской попытке, были заморожены финансовые ресурсы национального суверенного фонда Казахстана в объеме $22 млрд. Казахстан в одночасье лишился примерно 40% Фонда будущих поколений, который страна использовала как средство развития экономики и поддержки национальной валюты - тенге.

Мировые средства массовой информации расценили этот шаг, как предупреждение, адресованное России и ее союзникам, демонстрацию санкционных возможностей США в отношении денег, вложенных в американские ценные бумаги. В ходе судебных разбирательств в судах Бельгии и Нидерландов Казахстану удалось отстоять свои деньги, однако внимательные политические наблюдатели отметили, что снятие ареста с казахстанских активов в американском Bank of New York Mellon произошло 23 января 2018 года - менее чем через неделю после январского визита Нурсултана Назарбаева в США.

До этого случая считалось, что иностранные денежные средства, размещенные в американских банках, надежно защищены, и детальных комментариев по этому поводу казахстанский Минфин не давал. Однако эта история позволила центробанкам всех стран мира уяснить, что хранение своих денег в американском «кошельке» - занятие ненадежное, поскольку национальные финансовые ресурсы могут быть заморожены, причем в объеме, который могут быть произвольно назначены США.

Существует риск реальных потерь центрально-азиатских стран в их играх «на деньги» по проектам и сценариям, предложенным американской администрацией. Известно, что не кто иной, как США в буквальном смысле склонили Пакистан к участию в проекте поставок туркменского газа в рамках международного проекта   ТАПИ. Туркмения, потратив миллиарды долларов, теперь не знает, когда этот проект завершится. Тем временем экономика страны испытывает большие проблемы из-за нехватки финансовых ресурсов.

Второй крупный международный проект CASA-1000 по экспорту электроэнергии с гидроэлектростанций Таджикистана и Киргизии в Афганистан и Пакистан CASA-1000, частично финансируемый Всемирным Банком, также может нести в себе скрытые риски. Трасса линий электропередач проходит через неспокойные районы Афганистана, и, ссылаясь на необходимость защиты ЛЭП в создаваемой энергосистеме, Соединенные Штаты теоретически могут оставаться в Афганистане на неопределенно долгий срок.   

Хорошо разбирающиеся в сложных технических тонкостях эксперты и финансисты полагают, что оба энергетических проекта по своей сути является частью долгосрочных планов США по реализации идеи создания единой центрально-азиатской энергосистемы, контроль над которой может принести американцам куда большие выгоды, чем участникам проекта, поскольку каждый из этих проектов фактически выводит центрально-азиатские страны из-под влияния России и разворачивает их на Юг.   

Сегодняшний и завтрашний день «С5+1»

С конца 90-х годов минувшего века регион Центральной Азии превратился в зону геополитических интересов России, США и Китая. Любая попытка одной из этих держав усилить свое влияние в регионе тут же вызывает пересмотр тактики и противодействие у других стран. 

Созданная американцами площадка «С5+1» является своего рода ответом США на создание Евразийского Экономического Союза и на китайскую идею «Один пояс – один путь». И никто не знает, насколько эффективным окажется проект в реальности. Сегодня «пятерку» манит возможность налаживания прямых контактов с крупнейшей мировой экономикой и возрастающая их значимость в глазах «законодателя мод» в мире, как себя считают США. Некоторые наивно могут думать о том, что быть другом и партнером США, это гарантия безопасности. Хотя справедливости ради нужно отметить, что больше всего центрально-азиатские страны заинтересованы в реализации таких крупных экономических проектов, как газовый проект ТАПИ, энергетический проект CASA-1000, TUTAP.

Страны формата «С5+1» заинтересованы в получении доступа к кредитным ресурсам США и Всемирного Банка. В ходе майского визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в США в 2018 году в рамках сотрудничества в формате «С5+1» узбекские компании подписали более 20 контрактов на сумму свыше 4,8 миллиарда долларов. Январский визит 2018 года президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в США позволил заключить взаимовыгодные соглашения в инвестиционном и торгово-экономическом сотрудничестве на сумму порядка 7 миллиардов долларов.

Политические наблюдатели констатируют, что взаимодействие стран Центральной Азии с США в формате «С5+1» по состоянию на начало 2019 года не противоречит целям и задачам международных организаций, в частности ШОС, и отвечает интересам стран региона. Однако недвусмысленные намеки на счет невозможности участия России и КНР в этих проектах свидетельствуют о том, что «С5+1» все же больше политический проект, нежели экономический.

Каждая страна Центральной Азии проводит свою внешнюю и внутреннюю политику и, если в обозримой перспективе диалог на уровне министров иностранных дел будет превращаться со стороны США в инструмент злоупотреблений, нажима, давления и навязывания чуждой интересам стран Центральной Азии повестки, формат «С5+1» окажется бесперспективным.

 

  • Добавить комментарий
  • Распечатать

Оставить комментарий

*
*
*
 

Ранее по теме

Путин подписал закон о приостановлении ДРСМД
03.07.2019 15:12
Россия и Китай продолжают развивать отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия
10.06.2019 21:25
Российско-китайские отношения получают дополнительные возможности для еще более масштабного развития
07.06.2019 10:49
Чего ждать от предстоящей встречи Владимира Путина и Ким Чен Ына?
24.04.2019 13:31
Китай, Россия и Индия за более справедливый миропорядок
19.04.2019 16:00
Азиатские гиганты открываются с новой стороны
19.04.2019 15:54
Встречи в рамках ШОС, СНГ и ОДКБ могут стать эффективной площадкой для обсуждения приграничных проблем
19.04.2019 14:47
Президент Казахстана совершил государственный визит в Узбекистан
15.04.2019 22:22
Визит Токаева в Москву послужит укреплению сотрудничества России и Казахстана
04.04.2019 15:40
Россия и Киргизия объявили 2020 год перекрестным
29.03.2019 13:47

Комментарии(0)

Сообщите об орфографической ошибке

Сообщить
Выделенный текст слишком длинный.